Чё празднуем?

Вчера в Удмуртии прошли праздничные мероприятия по случаю 100 летия получения государственности. Никто из высоких официальных лиц Удмуртию не посетил, ограничившись поздравлениями по удалёнке. При этом Удмуртия проявила нежелание никого принимать – единственный аэропорт впервые в этом году накрыл туман с видимостью менее 600 метров и самолеты отправлялись на запасной аэродром в Пермь.

Праздник прошел в режиме онлайн и только зампред Муталенко осталась верна своей ипостаси дорогого чиновника-открывашки – возложила цветы удмуртскому националисту. Тому, из-за которого 100 лет назад в нашем регионе случилась экономическая и демографическая катастрофа.

Появилась куча видеороликов об истории Удмуртии на различные темы, и ни одного, что же случилось 100 лет назад, хотя эта трагедия довольно подробно описана в литературе.

Где-то с 1865 года муссировались идеи организовать Прикамскую Губернию с центром в Сарапуле. Это был бы самодостаточный экономический регион с передовой по тем временам промышленностью и довольно развитой транспортной системой. Туда должны были войти Глазовский, Елабужский, Сарапульский, Малмыжский, Осинский уезды.

Тема Прикамской Губернии особенно рьяно начала обсуждаться в 1918 году. Местные удмуртские националисты эту идею подхватили, придав национальный окрас. Авантюристы-удмурты Трокай Борисов и Иосиф Наговицын добились встречи с Лениным и «напели» ему идею Вотской республики в тех же границах. Как они его уболтали сделать национальный регион в котором титульная нация не была бы преобладающей – вопрос!

Однако волости с подавляющим русским населением высказались категорически против идеи национального образования:

«В январе 1920 года председатель Сарапульского уездного парткома М.Агапитов и председатель уездного исполкома Н.Туранов из Сарапула направили в Наркомнац и ЦК РКП (б) телеграмму следующего содержания: «…Съезд председателей райпарткомов и заседание уездкомпартии высказались против не только против присоединения уезда к Вотской республике, но и против образования самостоятельной вотской единицы вообще, принимая во внимание, что вотское население слишком разбросано и в большинстве смешано с русскими крестьянами, также совершенно не интересуется своей нацией». Далее в телеграмме отмечалось, что руководителей-удмуртов «почти нет, имеющиеся далеко не соответствуют руководителям самостоятельного центра, и поэтому наша просьба воздержаться от создания самостоятельного центра Вотской республики…»…Такую же позицию занимали руководящие работники, находившиеся в г.Ижевске и г.Воткинске…»

В результате от Вотской республики откололись Воткинск, Сарапул, Елабуга и Малмыж. Осе вхождение в национальную республику тем более не прельщало. Таким образом, в титульная нация с небольшим перевесом, но стала преобладающей

Наверно, никому тогда в страшном сне не могло привидеться, что между Ижевском и Воткинском возникнет граница. Рухнуло в одночасье всё. Воткинский завод, залечивавший раны после гражданской войны, встал на консервацию. Главный рынок сбыта гражданской продукции – орудия для сельского хозяйства, оказался чужим регионом. Все экономические связи налаживашиеся веками рухнули.

Вотская АО понесла куда большие потери. Продразверстка, ранее шнырявшая по региону, устроила продовольственные склады в Сарапуле и Елабуге. Напрасно Трокай Борисов пытался вернуть продовольствие взад — поезд ушел. Всё это вылилось в плачевные последствия от голода 1921-1922 годов, в результате которого по статочетности от голода и его последствий в Вотской АО погибло 29262 человека (46 человек на каждую 1000).

Борисова в 1922 году поснимали со всех должностей и изгнали из его «детища». Однако местные у пустого корыта перегрызлись и уже в 1925 году Борисова вернули обратно в качестве председателя исполкома Вотской АО.

Потеряв экономические связи, Удмуртия упала далеко за черту бедности. Планы сверху спускались жесткие, а социалку надо выполнять. Можно ли говорить о медицине, если врачи сбежали в более сытые регионы и порой до врача надо добираться по 60 км по бездорожью. Можно ли говорить о ликбезе, если нет средств не только строить новые школы, а уже имеющиеся начали разрушаться. Долги по зарплате перед учителями взлетели до небес.

Регион-банкрот в конвульсиях стал стучаться в двери соседних регионов с просьбой присоединить их хоть куда-нибудь. Но нищеброды не были нужны никому. В 1927 году Наговицин с заваленной работы пошел на повышение в Москву – стал 3 народным комиссаром по социалке РСФСР. А его коллега Борисов в 1928 пошел по этапу. Правда, не надолго. Пока.

Для того, чтобы хоть как-то снизить давление центра, удмурты начали давить по национальному вопросу с целью повысить статус с области до республики. Однако получили противоположное – в 1929 году присоединили к новому территориальному образованию, Нижегородский Край. Единственную плюшку от этого вхождения Вотская АО получила в 1 января 1932 года переименованием с ненавистного названия на Удмуртская АО.

Спустя два года из 1934 году от Нижегородского (Горьковского) Края отпочковался Кировский Край, прирезав к себе Удмуртскую АО и от Свердловской области еще два кусочка — Воткинск с Сарапулом.

В 1936 году принятая новая Конституция СССР упразднила краевые управления и Удмуртская АО наконец-то стала отдельной Удмуртской АССР. А в 1937 году был уничтожен анклав Кировской области – Воткинск, Сарапул, Каракулино и Киясово передали Удмуртской АССР. В результате титульная нация в новом территориальном образовании оказалась в меньшинстве.

Наговицын в 1937 году умер от туберкулеза в Крыму. Борисов в 1933 году пошел по этапу. От расстрела, видимо, его спасло докторское ремесло, и он на этой должности сгнил в лагере через 10 лет.

Оглядываясь из сегодняшнего дня, можно только сожалеть, что у этих авантюристов, учинивших геноцид собственного народа, не нытьем, так катанием удалось создать нечто, в котором даже государственные символы чужды национальному большинству региона.

Чтить память предков нужно всегда. Они были против национального формирования на своей территории, но почему-то не смогли противостоять оголтелому национализму. Прикамская Республика получилась бы куда сильнее, чем раздорная Удмуртия. И уж точно такого трындеца, что случился в 20-30х годах, тут не было бы. Но, к сожалению, «бы» мешает…

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.