Впечатления 2017. Часть 8

Итак, накупавшись и чуть перекусив выдвигаемся в Коктебель.



Погода начала портиться, видно, что к Коктебелю приближается гроза. Впереди длинная полоса пляжа заканчивающаяся мысом Хамелеон.

Место довольно многолюдное. Народ приезжает сюда фактически пожить и ставит вот такие палатки.


Дело было уже в обед, и отовсюду разносились вкусные запахи. Не знаю, как они тут решают проблему с дровами, когда в округе деревья пригодные на костер практически отсутствуют, но умудряются готовить на открытом огне. Когда подходил, я был свидетелем довольно серьезного возгорания. Сухая степь полыхает очень здорово. Благо, вокруг достаточно людей с ведрами, тазами и прочими емкостями – успели все потушить.




Отмечу, что опять-таки практически каждый второй взрослый стоял на бережке с алкоголем. При Украине такого я не наблюдал. Видимо не может русский турист приехать спокойно без допинга отдохнуть.

Каждое утро оттуда из окна я вижу, как Хамелеон меняет свой окрас.



И сейчас мне очень захотелось по нему пройтись. Я выделил 10 минут на то, чтобы бегом подняться на него и сделать несколько фоточек.




— Потрясающе, правда? – сказал я девчонкам, когда разминался с ними на узкой опасной тропке гребня мыса.
— Не то слово. Снимите нас, – протянула одна из них мне свой смартфончик.


Между Хамелеоном и Коктебелем море вгрызается в сушу Мертвой бухтой. Говорят, название она получила из-за повышенного содержания в ней серо-водорода и соответствующего специфического запаха… Если Крыму станет совсем худо, то, возможно, тут поставят нефтяную платформу. Но народ там все-равно купается.

Вопрос, по какой тропке выходить решили, казалось бы, логично, по которой идет больше народа.



И мы вышли на автостоянку… Прикинули, что получается большой крюк – рванули напрямик по степи. Зря! В шортах по колючкам только ноги портить… Еле вышли к прибрежной тропе.


Действительно, лучше всего по Крыму перемещаться на вертолете.







А Коктебель нас встретил… Ага. Нудиками. Но наготой меня уже не испугаешь.

Да и разрухой тоже. Кто-то говорит, что Коктебель райское место? Как видите, ничего подобного. Вода в районе набережной мутная. И в прошлый мой приезд она была такая же мутная. Так что я очень не рекомендую купаться в этом местечке. Кроме того, в Коктебели система канализации отсутствует. Пока это был одноэтажный поселок, проблема стоков остро не стояла. Но с появлением многоэтажных гостиниц и соответственно увеличением турпотока – все стало совсем неромантично.




А вот крыши домов сплошняком облеплены ласточкиными гнездами.

То, что Коктебель поселок тусовщиков, я оценил сразу – в первом же кафе играла залихватский ска живая группа. Все кафе было забито татуированной молодежью в черных кожаных шмотках. С малым в такой не посидишь, а он уже начал канючить, что пора бы поесть.

И вот набережная упирается в гору Юнге. Табличка гласит, что на ней похоронено семейство Юнге. На горке тусуется народец.



Я подумал, что туристы очень уважают этого офтальмолога Юнге и решил не мешать им. Обходим горку берегом, поворачиваю голову к морю и офигеваю – повернувшись с морю задом, ко мне передом на нас уставились несколько нудиков мужского пола предпенсионного возраста. Народ, извиняйте, чето я побоялся сфоткать эту картину – еще побьют, ей богу. ДА! Под горкой Юнге расположен единственный в стране официальный пляж для нудиков, в центре оживленного поселка, ничем не огражденный. Теперь мне стала понятна причина, по который народ толпится на горке. Правда на этом пляжике не все были такие раскрепощенные. Представительниц женского пола в соответствующей форме одежды я не заметил. Наверно в неудачное время я появился.

Пока обедали в кафе, на набережной поднялся кипеж. Здоровенный слегка загорелый мужик пытался разбить морду местному пляжному вечнонепросыхающему аборигену в грязных, никогда не стираных шортах и дредах
— Убью, сука – орал во всю глотку мордоворот.
— Леш, ты чего? Ничего же не было! Я правду говорю — ничего не было!!! — визжала обхватив его сзади растрепанная чика.
— Пошла в жопу, курва! Домой не приходи! – безуспешно пытался её оторвать от себя верзила.
Щупленький абориген едва успевал уворачиваться, пока нападающего не утихомирили.

Подкрепившись, мы пошли по набережной дальше, но тут начался дождь. Спасаясь от него, народ вынужденно заполнил сувенирные лавки к вящей радости торгашей. По проходу под проливным дождем пофигистически проковылял местный Дон Жуан в дредах. Через полчаса, прикупив какую-то лабудень, двинули дальше. Я помню с прошлой поездки, что отворот на автобусную остановку в конце набережной – значит нам туда дорога.

На набережной вырастает крыша. Под ней на заплеванном полу стоят деревянные лавки, дальше столики. Немногочисленные курортники тупо бухают дешевое пиво или разливное вино из пластиковых литровых бутылок. Сворачиваем ближе к морю – лучше идти по гальке, чем по такому крытому шалману.

Перед нами вырастает пирс. Но выход к набережной наглухо закрыт кафешкой.
— Нам что, возвращаться? – безнадежно спрашиваем дородную официантку.
Она обмеряет нас взглядом.
— Да неее… Под пирсом есть дырка. Пролезете.


А дождик опять начал моросить. Ускорив шаг, летим к остановке, но ливень останавливает опять.




Пока стояли под козырьком какого-то солидного отеля с удивлением наблюдали, как быстро вода прибывает вода. Никаких водосливов – вода хлещет сплошным потоком по улице к морю. К зданию напротив подъезжает белый джип. Из него выходит парень, и его ноги тонут в грязном потоке выше щиколоток. Он открывает зонт, но его тутже выворачивает порывом ветра. Мгновенно промокнув, чертыхаясь, он влетает в дом.

Крымские дожди сильные, но кратковременные. До остановки рукой подать. Автобусная логистика Коктебель-Орждо отвратная – нужно сначала ехать в Феодосию, а затем возвращаться в Орджо. На это ушло бы около полутора часов. При том, что расстояние по трассе между поселками всего 17 км. Крымские таксисты отдельная порода. Но, промокнув, понимаем, что долгое возвращение назад может боком выйти в аптеке. 400р и через 15 минут переодеваюсь в сухое дома в Орджо.

Удивительно, по прямой между Орджо и Коктебелем всего 4 км, но в Орджо в этот день не выпало ни капли осадков!

Напяливаю на себя сухие плавки и иду купаться на агатовый пляж в чистом море.

И кто придумал, что Коктебель райское место?

Впечатления 2017. Часть 7

Поскольку в очередной раз всплыло слово Коктебель, то я попробую рассказать о своем нынешнем пешем переходе из Орджо в этот поселочек.

Не только уважаемая wasp перед походом изучает маршрут в поисках наиболее приемлемого и интересного маршрута, но и я тоже поизучал матчасть перед предстоящим марш-броском.

А маршрутов оказалась два. Первый маршрут, который почему-то очень советовали, был морским. Двигаться непосредственно по пляжам и просто обогнуть все мысы с воды. Вот только в данном случае есть одна заковыка – огибая пятый мыс по воде даже в штиль может не хватить длины ног… Поэтому был выбран самый надежный путь по хребту гор.

Длина перехода около 7 километров, поэтому пришлось корректировать свои планы с прогнозом погоды – чтоб не жарко было.

Итак, выспавшись и нормально позавтракав, выдвинулись уже около 8 часов.

Пока, Орджо!



Удивительно, но обычно в это время народ уже во всю занимает места на прибрежной полосе, но в это утро тучки, видимо, напугали отдыхающих.




Кипарисная улица заканчивается крутой тропой ведущей на самый верх.



Первый дикий пляж сегодня пустынен.


Море спокойно.

На втором мысу палаточная стоянка. Как я уже говорил, перед этим мысом стоит предупреждающий знак, что начинается нудистская территория. Правда некоторые местные юмористы говорят, что в этом городке живут местные сдающие свое жилье отдыхающим.



После Мангупа я как-то уже привык к таким подъемам, и на вершине мы оказались буквально за 15 минут.



Тем не менее, я советую не вертеть головой при подъеме – тропа узка и склон крут. Далее по хребту тропа расширяется – любители экстрима видимо любят здесь погонять на внедорожнике. Здесь, на вершине гуляет довольно сильный ветер и приходится рукой придерживать головные уборы. Трава уже вся выгорела, и усыпана божьими коровками. Такого нашествия я никогда не видел.



Северный склон хребта пологий и засажен соснами. Отсюда хорошо просматривается тракт Феодосия-Коктебель-Судак.



На этом склоне раньше была крепость Кайгадор или Кайдагор. Ей так же, как и Мангупу в 1475 году не повезло – турки снесли её полностью. Остались лишь частички руин.



Еще в 2007 году была хотелка переименовать Орджо в Зурбаган. Идею тогда высмеяли, тем более, прототипом Зурбагана является Севастополь. Уже тогда предлагали переименовать Орджо в Кайдагор. И вот Украина переименовала многие населенные пункты Крыма, теперь Орджоникидзе будет называться Кайдагор, правда после того, как Крым вернется на Украину.

Как переводится слово Кайдагор на русский так и не смогли установить, поэтому предлагают Кудыкины Горы.

А еще приводят карту начала XIX века, где вместо Кайдагора стоит селение Коктебель.



Оказывается, когда Екатерина II присоединила Крым, она учинила массовое переселение крымского народа. Сталин не был пионером в этом вопросе. Жителей Кайдагора она выселила в Херсонскую область. Часть еще оставалась здесь и постепенно переползла в нынешнее местоположение.


Пока я тут болтаю, за сосенкой что-то мельтешит оранжевым матерчатым пятном. Когда я подхожу ближе, это пятно встает во весь рост, превращаясь в платье, которое тут же снимается через голову, демонстрируя небольшие красивые девичьи прелести. Сама красавица улыбается мне и, как ни в чем не бывало, плюхается на спину, подставляя свое тело утреннему солнцу. Я про себя офигеваю – ничего себе начало похода.

На самой вершине горы, которая называет Джан Кутаран, отметка 238 над уровнем моря, стоит что-то на подобии ворот. Их оккупировала группа таких же, как и мы любителей длинных прогулок. Зачекиниться на них нам не удалось.



Джан Кутаран переводится или как «спасите, на помощь» из-за крутых козьих тропок, или «спасение души» из-за находившегося поблизости храма Иоанна Крестителя. Мне больше нравится второй вариант. Да и наличие ворот и повязанными ленточками тоже указывает на это.

Идем по дороге дальше.

«Оккупанты» двигаются за нами.

Огибаем пятый мыс, тот самый, который сложно обогнуть по воде, и за ним начинается Тихая бухта.


Восточная часть Тихой бухты с высоким скалистым берегом называется французской бухтой. Это самое сердце любителей «естественного отдыха наедине с природой».

А нам предстоит крутой спуск и поиск тропы ведущей к морю.





Становится жарковато. На тропе загорают ящерицы.


Повсюду планируют на серьезные расстояния саранчи.








Вдруг тропа опять оказывается двухколесным трактом. По ней едет джип 16 регион. Все-таки приятно встретить земляков вдали от родины. Мы идем за ним к морю.





У моря знакомимся с этой семьей предпенсионного возраста из соседнего региона. Они вывезли сына-инвалида к морю. Здоровенного детину посадили под зонтик и он невидящим взором смотрел на море и иногда мычал… И так они ездят сюда каждый день в течении двух недель…

А место здесь потрясающее. Я много пляжей повидал в Крыму, и могу утверждать со знанием дела – это самый лучший крымский пляж! Чистейшая вода, длиннейшее мелководье. Берег хоть и дикий, но тоже чистый.


Вдалеке я обращаю внимание на какой-то островок. Как говорит гугль, до него примерно чуть больше километра, можно доплыть. Оказывается раньше здесь была скала, но в годы войны фашисты приняли ей за советский корабль и разнесли её.



Невдалеке плещется парочка нагих влюбленных. Мне кажется они никакие не нудисты – просто влюбленные. Парень с удовольствием фоткает свою подругу, а татарка нетерпеливо ждет, когда они уже оденутся и соберут свои манатки.

По другую сторону, у мысика прячется еще одна нудистка. Когда мы собрались идти дальше, проходя это место, я увидел, что к ней приперся и клеится какой-то мужик. И вот лежит она в костюме Евы, а этот ей что-то по ушам ездит…

Вобщем, место здесь довольно специфическое.

Опять много получилось, ну, значит, оставлю на вторую серию.