Бречалов в Воткинске. Стройки, ЖКХ и прочее

Даже не смотря на то, что уже многое было сказано, отдуваться бывшему воткинцу, Дмитрию Сурнину, а ныне зам главы минстроя, пришлось очень долго…

— Давай, стройка, докладывай. Что у нас на 2019 год планируется. Комфортная городская среда и объекты, которые строить будем.

— На самом деле, кроме тех двух яслей у нас идет проработка еще одних яслей, — неуверенным голосом начал бывший директор АТСЖ, чьим результатом деятельности на город легла дырка в десятки миллионов рублей. – И в 2020 году, возможно, на улице Ленинградской получится построить четвертые ясли.

Что касается переселения, программа по переселению из ветхого и аварийного жилья примерно в тех же параметрах что и была. Сейчас она обсуждается. По городу Воткинску 17 многоквартирных домов на 1 января 2017 года признаны ветхими/аварийными и подлежащими переселению. Таких 195 человек.

Что касается комфортной городской среды, изначально планировалось, что в Воткинске на эту программу в 2019 году будет направлено 24 миллиона из федерального и республиканского бюджетов. Сейчас эта сумма повышена до 40 миллионов из-за увеличения федеральной составляющей. Сейчас у нас будет 22 участка дворовых территорий, было 15 в 2018 году и одно общественное пространство.

Кроме этого реализуется в рамках программы малых городов, вы, наверно, знаете, на 100 миллионов, Сквер Композиторов, наверно, или как там он правильно называется? Сейчас ведутся работы и проектирование. Там есть организационные проблемы, но, надеюсь, в ближайшей перспективе мы их решим.

Если вернуться к городской среде и общественным пространствам, то у вас по голосованию выиграла Центральная площадь. Но мы считаем, что это нецелесообразно по одной простой причине, что там предполагалась замена асфальтового покрытия на брусчатку и не более того. Поэтому мы проговорили и решили, что было бы правильно организовать голосование, чтобы закончить набережную до дамбы, чтобы это уже был единый комплекс в этом году.

Бречалов не удержался и встрял:

— Счас! Если вы согласны… Смысл на центральной площади менять асфальт на брусчатку? У нас не столько денег, чтобы это делать. Вот закончить набережную было бы логичнее. Поэтому надо организовать голосование, чтобы деньги правильно пошли…

Зал ответил аплодисментами.

— Тем более, что сейчас голосование не предусматривает один день голосования чтоб все к урнам подходили. Это можно и опросом и сходом, — уточнил «стройка». – Что касается газоснабжения. Ко мне подходили люди с Вогулки… И мы были очень озадачены газоснабжением Вогулки. Там расчетная цифра 25 миллионов, на 2019 год будет выделено 8 миллионов. Пока вроде всё.

— По объектам которые требуют реконструкции, входят в список 60 объектов, который мы еще будем перепроверять. Там большая часть ремонт кровли, крыши, окна. Однозначно, это мы отремонтируем. – Добавил еще в строительный блок Глава.

— Там 350 миллионов. Цифра пугающая, потому что в 2018 году на всю Республику было выделено 57 миллионов на капремонт всех объектов. Это и больницы и детские сады. А тут 60 объектов и 350 миллионов только по одному муниципальному образованию. Сейчас мы приводим все в соответствие и, думаю, много не потеряем по количеству, а вот виды работ, в основном будут по кровле, чтобы здания не разрушались, чтобы потом не приходилось больше тратить средств на восстановление…

Первый вопрос задала директор 10 школы Задорожная Татьяна Михайловна:

— Мы существуем с 1961 года. За этот период у нас кровля не менялась ни разу. По техническим обследованиям мы еще 40 лет назад должны были получить капитальный ремонт. Мы знаем, что сейчас формируются такие списки по ремонту соц объектов. Нам бы очень хотелось, чтобы мы в этот список были внесены. Тем более, что город подает заявку…

— Вы уже первые внесены, — не дал договорить Бречалов.

— То есть 2019 год будет для нас праздником? Спасибо!

— Вы из того списка 60 объектов – первые, — поддакнул Сурнин.

Народ зааплодировал.

— Вы зря, зря хлопаете, потому что это — стыдоба жуткая. – Начал набивать себе цену Бречалов. – Представляете, праздник связанный с кровлей крыши… Жуть. Нет, я понимаю, что у вас это праздник, но… Потому что то, о чем вы говорите, у нас таких объектов много. Мы поэтому приняли очень сложное решение, чтобы ликвидировать все это. Потому что, мы что делаем? Мы эти 50 миллионов размазываем тонким слоем, проблему не решаем, замазываем на потолке вот эти вот углы, чтобы акт приняли и расписались. Тратим деньги, по сути, в пустую. Мало того, объект с каждым годом все больше разрушается, и как следствие в геометрической прогрессии вырастает сумма, которая нужна на его ремонт. Из 580 мы, может, и не успеем все операционно, но большую часть точно должны успеть… Так, у вас вопрос? Давайте!

Но тут на балконе опять оживился Сорочкин. Видимо на балкон подняли микрофон и оставили.

— Александр Владимирович, можно с балкона? – Зал прыснул.

— Нет, давайте все-таки другому… Вы уже говорили. А то уже в ваш бенефис превращается. Вот сейчас человек, а потом вы. Хорошо? У молодого человека тоже один вопрос.

— Вопрос связан с 10 училищем, — Взял в руки микрофон бородатый с хвостиком известный деятель.

— Только давайте так – я же представился. – Попросил уточниться настоящий бенефициар.

— Закиров Ильдар, журналист, интернет-газета Стриж. 10 училище все мы прекрасно знаем. 10 училище, дом малютки – это те объекты, которые были разрушены. То есть, фактически в одном должны были быть ясли, которые вы будете строить, а другое – это должна была быть 5 школа, которая сейчас перенасыщена.

Бречалов вопросительно глянул на Сурнина, и тот, чуть улыбнувшись, кивнул в ответ: «да, это тоже местный оппозиционер, можно мочить»

— На данный момент у 10 училища полностью выбиты все стекла, полностью срезаны батареи. – Продолжал Закиров. — Объект был нормальный, а из-за халатности администрации Воткинска и 10 училище, и дом малютки пришли в негодность. Каким образом решится этот вопрос? Привлекутся ли лица к ответственности или нет? Я мог бы рассказать всю эту цепочку, откуда и как все шло…

— Можно, я вам сейчас скажу? Слушайте, — поморщившись начал Бречалов. – Знаете, какой единственный и самый невосполняемый ресурс у человека? Время! Вот у меня есть дилемма. Докапываться до источника, почему произошло так? В конце концов, кто спилил батареи? Либо все-таки созидать и решать проблемы.

— А мне кажется наказать надо! – Закиров внезапно трансформировался в булгаковского Шарикова на последней деградационной стадии. В зале опять пошли смешки.

— Вам кажется, а мне не кажется. – За серьезным тоном в голосе чувствовалось ликование и удовлетворение, что этот перчик сам так бездарно закопался. У Бречалова в голове была дилемма другого рода – просто отпустить, или пожалеть. – Это вопрос к правоохранительным органам. В согласны же?

— Которые бездействуют, по причине коррупции возможно… — Одуванчик пытался еще надуть щеки.

— Да… Я понимаю… — Начал умывать руки Бречалов. – Вам нужен хайп. Я очень хорошо понимаю это, чувствую… Но здесь вы его не найдете… Есть очередь, если говорим про ясли. Родился ребенок, родители хотят работать, они бы ребенка отдали в ясли, а яслей нет. Давайте мы не будем ясли строить, а будем разбираться, кто же дом малютки… — Бречалов, кажется, начал играть в риторические поддавки, ступая на зыбкую почву. — Это же время! Это нужно Главе пригласить правоохранителей, каждый день им напоминать… Но! Не только этот ребенок не пойдет в ясли, а еще и мотивации у людей рожать не будет, если яслей нет.

Любой практикующий адвокат, а Закиров, кто запамятовал, в адвокатской конторе долгонько ошивался, разнес бы этот идиотизм в пух и прах, но это не тот случай.

– Логика моих решений такая: есть проблема, которую могу решить я и глава города. То о чем вы говорите по поводу коррупции… слушайте, я возглавлял проект за честные закупки ОНФ. Вы посмотрите наши сюжеты от губернатора Сахалина до особых экономических зон. – В демагогии Бречалов не ниже черного пояса. — Еще раз, для этого есть общественные организации, которые мы поддерживаем, общественные палаты, ОНФ, мы сотрудничаем с правоохранительными органами. Да я вам могу еще кучу сюжетов рассказать. Как приватизация в Удмуртии проходила, очень забавно! За какие деньги какие активы покупались. Но это время! И если я буду туда больший процент уделять, я здесь не решу. От меня зависит, как вы понимате, очень много. В частности, дадут дотацию больше, а за это надо побороться, или нет. Дадут деньги на ледовый дворец Воткинску или нет? Дадут деньги на ясли или нет? Поэтому, вы правы безусловно, в том, что надо разбираться. Вот мы зафиксировали эпизод, второй, десятый. Передали все в правоохранительные органы. У меня нет времени дергать их! Мне нужно сейчас решить проблему людей. Переполнились школы, переполнились поликлиники, дороги, этот формату меня, поверьте, круглосуточно.

На эту туфту бесполезного чесания языком Бречалову было ни сколько не жаль времени.

— А для того, чтобы мы сделали тот объем дорог, которые мы сделали, вошли в тройку… У нас была практически армейская спец операция. Я серьезно говорю. Я детали не буду рассказывать, как мы с дорожниками учились строить. Зачастую ни одного цензурного слова не было в течении 20 минут. Объяснения почему этот участок дороги, блин, надо переделывать. Вот пусть вам расскажут общественники как там в Глазове было. Когда мне объясняли – мы там керн вытаскиваем, а там 3 сантиметра щмы. Верхний слой 3,5. Да? Правда? А те – ну чо, блин, мы так всегда строили, нормально! В следующем году поправим колейность!

Сейчас я понимаю, что в Воткинске была репетиция-премьера шоу Бречалова перед Путиным.

— Вот я и говорю про оценку эффективности… — Попытался собраться с силами Закиров. – Это же основная оценка эффективности… Два здания пришли в негодность из-за того, что просто не углядели. Вот и всё.

— У нас знаете, сколько «не углядели» в Республике! Это надо отдельно собраться и до утра рассказывать. Знаете, есть восточная мудрость: нет смысла оборачиваться назад – там все без изменений. Надо двигаться вперед. У меня было огромное желание, когда я сталкивался с тем, что здесь происходило, в дорогах, например. Вытащить шашку и всех их… Но, еще раз, ВРЕМЯ!!! Значит, я не делаю дороги в 2018 году. Просто поймите. Снег мы убирали в Ижевске — в 5 утра начинался рабочий день. В конце концов мы поняли, что это невозможно, поставили GPS-навигаторы. У каждого теперь, у меня, у председателя правительства, каждый трактор. Я знаю, где он находится. Да, это смешно, но это стало более эффективно, чем бесконечные совещания, выяснения кто виноват, кто прав и т.д. Вы правы! С коррупцией надо бороться! Но разбираться кто спилил батареи, кто неэффективно потратил бюджетные средства, еще раз повторюсь – ВРЕМЯ!!!

Бречалов пошел на очередной круг:

— Нам нужна поликлиника? Да! Школа нужна? Да! Чтобы добиться школы, вы поймите, команда Болотниковой будет сидеть и сутками готовить документы, чтобы нам дали федеральное софинсирование. Это нормально. Глава лично должен отработать, и это правильно, с Председателем Правительства, с Министром, с депутатами Государственной Думы. Потому что идет борьба за бюджет, и это тоже нормально. Только Удмуртия во вчерашний день не участвовала. Ну мы не участвовали. Есть федеральная адресная инвестиционная программа. По ней можно финансировать любые проекты. Знаете, сколько получали Башкирия, Татарстан и другие регионы? 3 миллиарда и больше! Каждый год! На реализацию самых разных проектов. Знаете, сколько получала Удмуртия? 67 миллионов.

— Это связано с договором разграничения прав федерации и субъектов федерации. – Пытался поддержать тему Закиров.

— Да фигня это полная! – Бречалов поймал очередную звездочку. – Вы о чем говорите? Че вы ерунду несете? Вы же журналист! Почитайте внимательно – это связано с дисциплиной внутренней! Если вы хотите получить федеральные инвестиционные деньги, то сделайте ПээСДэ! Проектно-сметную документацию! Возьмите этот документ, сходите к депутату, который представляет регион. Исаев наш работает. Говорит: «слушайте, теперь вот я чувствую, что я депутат от субъекта, задачи поступают». Мы в этом году 380 млн освоили. В следующем году у нас туберкулезная больница, которая всей республике нужна. 1,3 млрд на три года. Национальная библиотека вошла в ФАИП. Никаких разграничений, о чем вы говорите? Мордовия 9 млрд получила по ФАИП. А у нас нету ни по одному проекту проектно-сметной документации. Мы просто говорили: «Мы бедные, мы умные, мы несчастные, дайте нам просто денег». Вот и всё! Никаких тут ни разграничений, ни полномочий, ни чего другого. Надо брать все в руки, надо пахать с утра до вечера, добиваться, чтоб тебя услышали и тебе дали деньги. Вот и всё! Сейчас у нас так и получается. Ответьте, по поводу разграбленного, — повернулся Бречалов к Сурнину…

— Дом ребенка у нас сегодня в перечне ремонтов. Но с администрацией нужно еще понять, да и общественная палата тоже должна подключиться по поводу того, как дальше его эксплуатировать.

По 10 училищу два варианта, либо его продавать, использовать его как коммерческую недвижимость, в том числе прорабатывается вопрос в общежитии сделать фонд для переселения, в том числе, чтобы освоить федеральные средства в 2019 году, которые должны быть освоены, поскольку многие за этот период не успеют спроектировать и построить дома. Если это приемлемо, технически и юридически это реализуемо, то это возможно. Либо его под снос и уже что-то делать с земельным участком, чего не хотелось бы. Я был в этом 10 училище месяц назад. В принципе даже после пожара объект находится в приемлемом состоянии. Конечно, окон нет, батарей нет, но с точки зрения инженерии, внешним коммуникациям и строительной части, обстановка вполне сопоставима. Вопрос, как его эксплуатировать в дальнейшем. У нас есть в Воткинском районе, в Кварсе еще один более лучший объект, который также не эксплуатируется в связи с тем, что там жизнь прекратилась и техническое училище перестало существовать. Поэтому, с городским сообществом надо определять, что делать дальше с домом ребенка…

— А вы там, в издании, напишите – объявляем обсуждение, конкурс. Серьезно. — Бречалов решил прервать бубнеж Сурнина, вновь обращаясь к незадачливому оппоненту. –У вас же, наверно, номер один издание в Воткинске? Правда?.. Как еще раз?.. Стриж?.. Газета Стриж… Все знаете газету Стриж?.. Аааа – это ижевская газета… Видите, в Воткинске вас не знают…

Это было даже не 3-0. Это была мощнейшая оплеуха всей ижевской ячейке команды Навального.

— Ну, объявляете? Или у вас про что газета? Про поиск батарей?.. Эх, ладно, — махнул рукой на «журналиста» Бречалов.

16 комментариев

avatar
– Так, еще по теме стройки, — продолжил встречу Бречалов, — вот — пожалуйста…

— Здравствуйте, меня зовут Дубовцева Елена. У меня вопрос по газификации района Сельхозхимии.

— Есть такая проблема, — Сурнин продолжил отдуваясь «отбиваться». – Есть даже проект на эту тему, но у нас средства ограничены и всё идет по этапам. У нас количество проектов-запросов где-то под полмиллиарда. Но финансируется из бюджета по возможности в пределах 200-250 миллионов. Поэтому…

— У нас график есть? Когда там? – попросил конкретики Бречалов.

— Ну до 2020 года там точно не будет… В 2020-2021 будем работать над этим.

— Я вам расскажу ситуацию по газу — очень интересно было. Мы умудрились испортить отношения со всеми монополиями. А Газпрому мы просто не платили ничего. И у нас долг – почти миллиард рублей. Мы подписали график. Почему это важно? Потому что инвестировать в тебя не будут. Наверно, это логично. Мы подписали график и пока в графике. То есть мы гасим задолженность МУПов, ГУПов домохозяйств… А вторая проблема – это синхронизация. То есть у нас ситуация уникальная, когда мы – Газпром, Республика, вложили деньги, а домохозяйства не подключаются. 15% синхронизации. Хотя вот так же на сходе – «когда будет газ?», «газ нужен всем». Провели – не подключаются. Когда узнали — цена изменилась и всё занято. И у нас теперь отдельный график по синхронизации. Ну, вы понимаете, там должно быть некоторое количество абонентов, которые инвестиционную составляющую компенсируют. Поэтому мы сейчас выровняли отношения с Газпромом. Мы в графиках. И, я надеюсь, мы отработаем 2019год. В 2018 мы уже сократили. То есть, у нас будет больше инвестиций в Республику и мы быстрее сможем газифицироваться. По этой теме еще есть вопросы? Да, давайте с балкона, раз обещал.

— Да, спасибо больше, Александр Николаевич Сорочкин, житель города Воткинска, — мягким голосом вновь зазвучал знакомый голос. – Все так прозаично звучит, давайте немножечко о возвышенном. В 2020 году нашему гениальному земляку, композитору Петру Ильичу Чайковскому исполняется 180 лет. Вы, уважаемый Александр Владимирович, и вы, уважаемые члены правительства, находитесь на родине Петра Ильича Чайковского.

— Да вы что?! – корона начала давить Бречалову на мозг.

— Это, как говорится не везде в Удмуртии, да и вообще нигде, кроме как в Воткинске — не моргнув глазом на очередной укол, продолжил Сорочкин. – Поэтому у меня будет вопрос с этим. Могут ли воткинцы надеяться на получение денег, которые были обещаны Президентом Путиным Владимир Владимировичем к 175 летию со дня рождения Петра Ильича Чайковского, но по каким-то причинам не дошли до города Воткинска. И хотелось чтоб, Александр Владимирович, поскольку вы близки с Владимир Владимировичем…

Это было сказано с такой интонацией, что зал аж загоготал.

— По этому вопросу поработали бы, так сказать… порадели… за родину Петра Ильича Чайковского… Потому что просто некому… У нас просто некому! Был у нас Сан Саныч Волков… Он у нас там что-то старался… Но сейчас, извините, нет…
— Я понял… Вы в театре работаете?
— Школа искусств. Я много лет занимаюсь Петром Ильичем Чайковским. С 1994 года проводим международные выставки «Петр Ильич Чайковский глазами детей». И конечно хотелось бы как-то по государственному подойти к этому вопросу.

— А обещано-то вы что говорите?

— Ах, очень жаль, что вы не в курсе. А обещаны были средства. Сейчас же неоднократно прозвучало, что у нас средств вот столько, поэтому мы можем вот столько сделать. Вот… Это дополнительные средства из федерального бюджета. Но как-то не очень хорошо, понимаете, получается – что обещал, но не дал…

— Давайте будем аккуратны с высказыванием. Тих-тих… Подождите там, хлопающие… Любители похлопать… Есть документ? Подписанный Президентом?

— Есть, есть…

— Ну так покажите…

— Есть документ… У нас же глава Перевозчиков был… Владимир Михайлович… Вот у него и все документы по всем учреждениям…

Зал заржал опять, выставив говорящего этаким чудаком не в себе. Естественно вся серьезность вопроса испарилась.

— Ну да, я понял, — поулыбываясь сказал Глава, не давая Сорочкину произнести ни слова. — конечно разберемся… Конечно мы будем юбилей праздновать. У нас этот год столетия Михаил Тимофеевича Калашникова, и у нас тоже есть большой набор мероприятий, связанных с этой датой. И, конечно, Петр Ильич Чайковский – наше всё. Не сомневайтесь… Да, да, да – хорошо!

— Надо бы все-таки сегодня уже начать думать, – не сдавался председатель воткинского общества художников.

— Может быть прервемся и прямо сейчас начнем? – закрыл «возвышенную тему» властный триатлонист. – Следующий.
avatar
— Здравствуйте, меня зовут Игорь Ендовицкий, являюсь директором молодежного центра Победа. И вот я как раз по 100летию Калашникова. Знаю, что наш молодежный центр вошел в реестр. Будет ли в этом году у нас финансирование? Мы надеемся, что нам не только крышу и окна отремонтируют, а полностью капитальный ремонт.

— Скорее всего комплексного ремонта ожидать не приходится, — затянул оксе-овольную волынку Сурнин. – А вот крышу, чтобы здание не разрушалось и окна – скорее всего — да. Но! Тут тоже возникает вопрос, который мы со стороны министерства и по поручению правительства задаем всем – насколько объект востребован городским сообществом? Я сам житель города Воткинска, я знаю, что Победа имеет потенциал для более активного использования среди молодежи. Понятно, что есть перспективы и понятно, что это здание не совсем удобно, так как это бывший кинотеатр. Вот здесь надо думать. А в первую очередь мы ставили задачу, Александр Владимирович ставил задачу, ремонтировать те объекты, в которых достаточно много пребывает жителей, и это в первую очередь школы и детские сады, поскольку все мы, родители, бабушки… и с нас… вот так в течении многих лет… так или иначе мы участвуем в этих ремонтах…

— Вобщем, кровля, крыша и окна, если короче, — поставил точку Бречалов. – Давайте ускоряться!

— Здравствуйте, Александр Владимирович, – микрофон оказался у следующей девушки, которая неожиданно подставила плечо предыдущему просителю. – Я как раз вот на тот вопрос, востребована ли Победа. Сама я являюсь представителем городской НКО «Школа школ». Вы вот просили поделиться успехами, и я скажу, что 2018 год был очень успешный. Наша организация, наряду с другими 14 организациями участвовала в президентском гранте и успешно! Успешно в том, что 14 организаций в виде грантов привлекли на территорию города Воткинска порядка 10 миллионов. Сейчас мы реализуем свой социальный проект посвященный молодежи и подросткам. Порядка 3000 подростков планируется привлечь в этот проект, и как раз мы работаем с центром Победа. Сейчас этот проект реализуется там. И таких социальных проектов и идей у нас очень много. Часть из них приходится реализовывать уже не в Победе, а в городе в целом на коммерческой основе, что ограничивает социальный статус наших проектов. Я так отвечаю на вопрос на счет востребованности. Но у меня еще есть свой вопрос. Я могу его сейчас задать, либо позже…

Видя, что вопрос все-таки ожидается, продолжила:

— Александр Владимирович, вопрос такой – как вы оцениваете потенциал НКО и на какую поддержку мы можем рассчитывать из региональных фондов в 2019 году и для НКО города Воткинска в том числе?

— Во-первых, на какую поддержку вы можете рассчитывать, это зависит в первую очередь от вас точно. Мы в 10 раз больше привлекли денег, в 10 раз было больше заявок из фонда президентских грантов и других источников. Где можно привлечь деньги для НКО? Для меня, поскольку я руководил общественной палатой РФ, мы понимаем, что это значительная часть экономики, мы называем это социальной экономикой. Я где-то здесь видел президента федерации скандинавской ходьбы…

Где-то блеснули хитроватые, но добродушные глаза и золотой зуб из-под черной растительности на лице Михаила Пасынкова.

— О! Привет! Вы привлекли же грант? В президентском фонде? При чем достаточно крупный – полтора или даже два? Два миллиона рублей!

Не каждый проект рекламируется на самом высоком уровне. Через два дня он прорекламируется на встрече с Путиным. Это не какой-то Чайковский с полутора миллиардами.

— Вот в чем важность проекта? Я уж не говорю, что это здоровое население, особенно это касается скандинавской ходьбы – это активное долголетие. Я много видел подвижников и тех людей, которые занимаются этим видом спорта. 75+. И они мне еще фору дадут. Вот в Игринском районе я был – там такая активная группа скандинавов! И они счастливы. Но, помимо того, что это про здоровье и социальный аспект, еще и про экономику! Стоимость пребывания одного пребывания в стационаре в сутки по какой бы то ни было болезни, ну пусть сердечно-сосудистой – две с лишним тыщи рублей минимум. Мы не говорим о степени и уровне заболевания. Понимаете, одни сутки в стационаре! Нам правильнее инвестировать дополнительные деньги в те, пусть в частные коммерческие предприятия, которые пропагандируют здоровый образ жизни. Это один из примеров. Не говорю о тех НКО, которые занимаются межнациональными вопросами. У нас тут 36 этнических групп и национальностей в Республике, и, слава богу, все живут в мире и согласии. Значимость огромная! Без преувеличения! Некоторые проекты, которые начинались, как НКО переходят в проекты и объекты въездного туризма. А это вообще экономика и привлекательность региона. Знаменитый Игринский район, деревня Сеп, музей исчезнувших деревень. Посмотрите, как проект вырос за последние 4-5 лет! Это уже не социальный, а большой туристический проект. Поэтому мы в фонде Сообщество выделили это направление и активно занимаемся с Любовью Глебовой, нашим сенатором от Удмуртии и у нас получается. Поэтому, с вашей активностью, начиная с оформления документов, сопровождения и заканчивая подачей их, мы готовы помогать.

— Но у нас же тоже опыт был успешным, мы тоже привлекли. Мы как раз рассчитываем на молодежный центр Победа…
— И? Кровля крыш?..
— Да, мы рассчитываем…
— А мы рассчитали уже.
— И мы рассчитываем… некоммерческая организация… социально-ориентированная… Спасибо.
— Спасибо…
avatar
Спасибо за столь детальный и увлекательный репортаж! Как будто сама на той встрече побывала. Продолжение предполагается, или на этом повестка была исчерпана?

Пока одно могу сказать точно — Бречалов действительно мастер речевого пинг-понга и может смело претендовать на лавры чемпиона профмастерства WorldSkills в компетенции «Стрелочник-виртуоз».

И конечно, не вооруженным взглядом видно, что всех он держит за «быдло ординарное, провинциальное», недостойное его внимания и драгоценного времени, о котором он так печется. Неприкрытое хамство — тому пример.

И очень обидно, что присутствующие в зале, это всё с подобострастием проглатывают. Понятно, что «загнали», понятно, что все боятся за свои рабочие места и не смеют рот открыть. Но хоть какая-то гордость, какое-то «Я» должно в людях быть? Неужели все как в «совке» вновь запуганы и забиты?

Сурнин — Сквер Композиторов, наверно, или как там он правильно называется? Сейчас ведутся работы и проектирование. Там есть организационные проблемы, но, надеюсь, в ближайшей перспективе мы их решим.

Сквер?!.. или как там его там?!.. — отличная вовлечённость и погруженность в тему. Браво! Так бы прямо и сказал — «Нуу та ерунда, забыл как называется, ибо нечего забивать память тем, чего не будет, потому как там, в проекте этом „конь не валялся“, а времени на валяние коня реализацию уже особо-то и не осталось».

Хотяяяя, может они там на «верхах» уже давно всё переиграли и реально вместо парка с мостами и инсталляциями решили сквер замострячить (а заодним 100 млн по-лёгкому освоить)? А что, опыт уже имеется — брусчатка, ёлка, фонари и в центре сквера бронзовый монумент со статуями композиторов (кстати, а кто в Воткинске ещё на этой ниве, помимо Чайковского, отличился? — Саша Касимов из «Анонса», может быть?)

Ну, ещё можно будки с «Лебединным озером» и «Зиной -продавцом» воткнуть. Думаю Вердиян легко проект продаст незадорого.

Сурнин -У нас есть в Воткинском районе, в Кварсе еще один более лучший объект
Это дословно? Реально «более лучший» прозвучало?
avatar
Продолжение предполагается, или на этом повестка была исчерпана?
Еще несколько блоков будет ниже. Там тоже есть важные вопросы. Сход нужно было начинать в 10 утра, и то бы не обсудили все вопросы города.

Это дословно? Реально «более лучший» прозвучало?
Да — так и звучало дословно. Я кое что причесываю, но в данном случае так и было сказано. Очень странно, что оппозиционеры не записали хотя бы на диктофон всю встречу. Есть над чем подумать. Возможно, как и я матерились в голос, когда слушали эту демагогию, посему запись не подлежит публикации. Знать, очень расстроились и ретировались не дождавшись конца…
avatar
— Друзья, давайте блиц. Какие есть еще вопросы? – Бречалов уже порядком подустал.

— Погорелкин Владимир Васильевич. Я уже в первый ваш приезд обращался по проблеме Воткинского пруда. Я вам передам письменное обращение, но вкратце прокомментирую это письмо. 42 года назад по человеческому разгильдяйству произошла авария на нефтепроводе. Сотни тонн нефти почти попали в пруд. Благодаря работе лично директора Садовникова это авария была предотвращена в течение 36 часов. Я, как член того штаба, тоже принимал участие. До сих пор перед глазами стоит та река нефти, которая должна была попасть в пруд. Проблему мы озвучиваем уже много-много лет. И она была бы уже решена, но все её расценивают как какую-то частную проблему водорослей и так далее. На сегодняшний день с той поры количество разгильдяев увеличилось, появились такие вещи как несанкционированные врезки, терроризм, не дай бог. Через речки Вотка и Шаркан проходит много нефтепроводов, к которым открыт доступ. Вот тогда так и получилось. Поэтому проблема Воткинского пруда не в проблеме водорослей, как сейчас говорят. Мы обращались к Виктору Григорьевичу Толмачёву в свое время. Если бы он подключился, вопрос бы был решен. Но спасать нужно не пруд как таковой, а решать проблему пруд-завод-город как единый организм. Потому что в скважине, не дай бог, что случится то пруда не будет, не будет завода, не будет города. Я описал как решить эту проблему. Виктор Григорьевич, к сожалению, не стал эту проблему решать, видимо было много других проблем. Поэтому я бы хотел, чтобы с этой стороны к ней подошли. Спасибо. И тут у меня ещё сосед…

— Тоже по пруду?

— Уважаемый Александр Васильевич! По поручению общественности города просьба принять обращение за моей подписью. Мы с вами встречались в Пихтовке, помните? – обратился руководитель фракции КПРФ в гордуме Горохов. — Вопрос касается кадров министерства строительства, ЖКХ и энергетики. В частности исполняющего обязанности Сурнина Дмитрия Николаевича. Просьба принять и … Спасибо.

По Сурнину отрыли подлый огонь коммунисты Воткинска в коммуниста Ижевска. Очевидно, что в этой цедульке были перечислены все воткинские грехи, от которых Сурнин хотел спрятаться в столице.

Доносчик, прикрывшийся именем «общественности города», самой общественности содержание письма не раскрыл.

— Хорошо. Неожиданно… Это связано как-то – пруд и Сурнин? – растерялся Бречалов и продолжил: — Спасибо за вопрос. Первое, что мы по дороге сюда обсуждали с министром Удаловым, это как раз по пруду. Проблему мы знаем, какой бы диагноз, какое бы решение не приняли, это – огромные деньги. Наступать на грабли, на которые Республика наступила в 2014-2015 году, привлекли деньги в районе 500…, нет, 470 миллионов рублей для очистки Ижевского пруда. Потом Счетная палата проверила, если вы не в курсе, и признала неэффективным и неправильным использованием денег. А сейчас следственный комитет работает. Это о чем речь? О том, что нужно еще раз внимательно провести экспертизу. Вы правильно говорите, вопрос не только и не столько в водорослях или еще в чем-то, а вопрос в стоках, в ливневках, в той коммунальной структуре, которая в том числе завязана на пруд. Я не спорю с вами, не дискутирую, я — не эксперт. Мы внимательно изучим, то, что вы написали. Рабочая группа есть, если вы в неё не входите, обязательно войдите. Крайне важно эту проблему решить. Но нельзя взять полмиллиарда рублей не выяснив до конца, что надо делать. Что первично – с водорослями бороться, или это упущение в системе водоотведения? Вот о чем сейчас идет вопрос. Это не потому что мы хотим его куда-то отодвигать. Я встречался с министром природных ресурсов и мы хотели это обсуждать. Министр говорит: «Подождите, сейчас мы заявимся, выделят деньги, а окажется, что не 500 миллионов нужно, а 2 миллиарда. И начинать надо не с пруда, а с ливневок и с канализации». Возможно так. Вопрос этот стоит в ТОП-3 по Воткинску. В том числе поликлиника, в том числе школа. И до июня Денис мне пообещал, что выработанное здесь с вами решение будет мне представлено. На основании его мы запроектируемся, и тогда уже мы будем подаваться на софинансирование со стороны Федерации. Вот такой алгоритм. До июня нужно принять последовательность действий и что нужно делать. Договорились? Спасибо.
avatar
— Добрый вечер! Будьте добры, раз уж позволили задать вопрос. Я рискну это сделать. Спасибо. Фонарькова Оксана, председатель городского родительского комитета. – Директор краеведческого музея осмелилась задать вопрос, за который Бречалов дважды отправил меня в бан у себя в вк. – Прогнозируемо мой вопрос будет связан со сферой образования. На протяжении нескольких последних лет, родители, педагоги и вся заинтересованная общественность нашего города говорит о том, что Воткинску нужна наша школа. Она и нужна, потому что наш Воткинск возглавляет республиканские города по количеству детей обучающихся во вторую смену. Между тем, федеральная тенденция образования говорят нам о том, что дети должны учиться в первую смену. Все школьники не зависимо от того в каком классе они обучаются. Наверное, все родители со мной согласятся, что это наиболее продуктивный способ обучения детей – с утра. Так вот, для этого нужны новые школы. Большинство родителей нашего города слушало летнее выступление Президента нашей страны, если мне не изменяет память, в Новосибирске. Он сказал, что строительство новых школ это важная задача, которую правительство будет решать. Была озвучена сумма бюджетных средств которые будут на эти цели направлены. Мы воодушевились! И, в связи с этим, мой вопрос – какова же перспектива того, что в Воткинске будет построена новая школа, и можно ли говорить об этом в краткосрочной перспективе или пока это дело более отдаленного будущего? Спасибо.

— 2021 год! Это не отдаленное будущее. А теперь послушайте. Строительство школ, детских садов и яслей – это один из ключевых приоритетов. Деньги выделены очень большие. Внимание! С 1999 года по 2016 в Ижевске не построено ни одной школы. Потребность по Республике вместе с Ижевском 31 школа. Мы сейчас начали кратно большими темпами строить. У нас строится две в Ижевске, Кезу, Постол? Короче, четыре школы. При этом, мы знаем, что у вас процент учащихся во вторую смену очень высокий. Вы вместе с Ижевском делите второе место после Кеза, потому что там практически третья смена формировалась. И по этому году другие регионы не освоили 1,7 млрд рублей, и наш министр на днях едет в Москву и будет бороться, чтобы нам дали дополнительные деньги. Задача – привлечь средства в первую очередь на школу в Воткинске раньше. Вот так. Будут появляться дополнительные деньги – будем строить больше. Пока мы строим 4 школы, при потребности в 31. Я считаю темп приемлемым. Вы в 2021 году в плане, мы заявились, и у нас есть все основания считать, что мы эти деньги получим. Но, понимая остроту проблемы, задача получить деньги на строительство раньше. Вот так. Все.
avatar
— Давайте дальше. Вон, женщина там в конце.

— Здравствуйте, у меня вопрос по поселку Вогулка по строительству газопровода. А именно по улице Вогульская, Луговая и Конечная…

— Вас искали… 30 минут назад… — в чувстве юмора Бречалову не откажешь…

— Да, я просто слышала, что упоминался поселок Вогулка, но улицы были не уточнены…

— Что ж вы так поздно отреагировали? Ну, хорошо… Ну так в чем вопрос?

— Что будет ли строительство данного газопровода и жители готовы и участвуют в софинсировании строительства…

— Слушайте, по поводу «готово», не торопитесь. На каждом сходе слышу «все готовы», а потом 15% синхронизации. Но, я вас понимаю. Дмитрий Николаевич, коротко ответь.

Тряслись ли коленки Дмитрия Николаевича, сказать было трудно, особенно после той длинной тирады про то, что Бречалову плевать, кто и сколько накосячил и украл.

— Ну, там на самом деле газопровод и тянется… и ГРП стоит… газораспределитель… но на 8 миллионов мы немного сможем сделать… там завершается какая-то улица… какая там ближайшая улица?.. Вот где?… кто задал вопрос? Не вижу… А! Вы с какой улицы?

— Меня зовут Коньшина Юля. Мы планируем просто приобрести участок… И соответственно…

Зал опять покатился со смеху. Смеялись абсолютно все.

— Не-не… В первую очередь мы будем газифицировать улицы которые уже заселены. Дальше у нас идут многодетные – вторая и третья улица. Я не помню их названия, а в записке нет. Но 3 улицы в ближайшие 2-3 года будут газифицироваться с учетом того, что там есть проект. Там есть земельные участки, они распределены. А в 2019 году мы будем заканчивать туда, куда уже подвели…

— Спасибо.

— Так, давайте, вот раз-два-блиц! – начал поторапливать Бречалов.

— Здрасьте, у меня такой, более легкий вопрос, чем тут у всех — не злободневный. – Встал молодой чувак в свитшоте. Правой рукой он держал микрофон, а все остальное тело, в особенности левая рука, описывали такие движения, будто чувак пришел на дискотеку и никак не может остановиться. Вобщем, что называется — «плющило не по-децки» Может «закинулся» перед встречей, кто его знает… — Меня зовут Колегов Сергей. Я являюсь доцентом ВФИжГТУ и руководителем малого предприятия. Мы с моими друзьями, они тоже являются руководителями небольших предприятий, буквально вчера, когда узнали о встрече, подумали, а какой вопрос мы можем задать вам? Полистали вашу ленту в вконтакте, в твиттере. И вот в твиттере вы писали в рубрике «читаю сейчас» о книге «Слон на танцполе или как команда Германа Грефа пытается научить Сбербанк танцевать». И от нас, молодых руководителей, такой вопрос – какую бы вы еще литературу рекомендовали молодым руководителям, а также литературу, которая помогает в построении команды и предприятия, бизнеса в целом. Спасибо.

— Всю классику русской литературы. Честно. Вот давайте, прямо сегодня начинайте с «мертвых душ». Потому что…

Уж чего-чего, а Бречалов зал четко держит. Ему легко можно прямо сейчас отправляться гастролировать в качестве артиста разговорного жанра. Постоянный смех в зале тому подтверждение. А в следующий приезд можно продавать билеты — все равно ничего особо не решается, но весело. Интересно, а он знает, что предыдущего директора Юбилейного как раз таки сняли из-за мертвых душ?

– Нет-нет, это серьезно. Потому что, все то, что читалось в школе, совершенно по другому читается и видится… Некоторые из произведений, прям, инструкция по применению, жизненно. А что касается управленческих навыков, очень рекомендую Рей Далио «Принципы». Так и называется книга. Это основатель Bridgewater – хэдж-фонда номер один. Я очень много читаю книг, но, я вам честно скажу, я сейчас читаю её по второму разу. Просто выделяю некоторые фрагменты. Они так четко сформулированы, что они ложатся с точки зрения этики, и с точки зрения организации процессов, и с точки зрения принятия решений, и с точки зрения оппонирования, и точки зрения эмоционального восприятия той или иной проблемы, задачи… Книг много. Есть абсолютно прикладные для проектного менеджмента. Это Scrum, Agile, Leam. Но всегда параллельно читайте хорошую русскую литературу…
avatar
— Белокрылова Снежана, председатель совета предпринимателей города Воткинска и сама предприниматель, сеть кулинарии «Русские пироги». Вопрос такой, в нашем маленьком городе открылось много сетевых продуктовых супермаркетов – Магнит, Пятерочка, алкогольных магазинов… И местные магазинчики стали затухать. Кто-то уже закрылись, отчаялись. И у нас также много местных производителей с хорошей вкусной продукцией, и наши люди любят её. У производителей получился дефицит сбыта. Потому что супермаркеты или не принимают продукцию наших местных производителей или очень жесткие условия. А ведь на самом деле это было бы взаимовыгодное сотрудничество. Производители бы развивались, сбывали свою продукцию. Наши люди покупали вкусную здоровую пищу…

— Что сделать надо? – рявкнул Глава.

— Предлагаем как-то помочь нам…

— Закрыть сетевые?

— Неее, зачем? Предлагаем помочь нашим местным производителям взаимовыгодно сотрудничать с этими магазинами-супермаркетами. Чтобы они принимали продукцию наших производителей. И налоги в наш бюджет пойдут, и развиваться наше производство наших предпринимателей будет.

— Сеть Магнит платит налоги в Удмуртии! – «поддержал» местных производителей Бречалов. – Давайте я вам расскажу! Я – предприниматель.

Бречалов вот так просто совершил каминаут! Он считает себя не главой Удмуртии, а предпринимателем. Значит, панамское досье на него не фейк.

— Да, Снежана вас зовут? Спасибо за вопрос. Это – рынок. Мы готовы помогать в рынках сбыта через ярмарки. Вот мы сделали и «Золотую осень», у нас с Россельхозбанком два гастрономических фестиваля «Своё». Блестяще прошло в Ижевске – 49 тысяч человек за два дня. Ко мне подходит предприниматель из Агрыза(?) и говорит – «я продал весь урожай, делайте это каждую неделю». Мы готовы на это. Но знаете… мы вот тут про книги говорили — почему важно учиться. Все очень меняется. Находят такие возможности, такие механизмы упаковки и продвижения, что казалось бы вот точно такая же продукция один продает больше, а другой вообще ничего. Поэтому, бизнесу нужно учиться конкурировать. Это очень важно. Я наблюдал уникальную ситуацию. Красногорский район, там проблем кратно больше, чем можете себе представить. Встает предприниматель, молодой парень, на таком очень простом, но грамотном русском языке излагает мне свою короткую концепцию выхода на экспорт. Я ему говорю – «подождите, вы что делаете, производите?» А он мне, знаете, что говорит? Веники для бани! Теперь внимание! 200.000 штук в год! И это не большое производство, а семейная компания. Я когда вник в то, что он делает – чистой воды маркетинг! Потому что все представляете веник в баню? Это не что-то такое, не ноу-хау. Но он их делает и продает 200 тысяч штук в год! По всей стране продает! Ему сырье из Краснодарского Края везут! Я еще логистику не могу представить. Понимаете? Это не про то, что у него супер-веник. У него единственное хорошее качество — то, что он упаковал свою продукцию. Он борется и он выигрывает и в Оренбурге и Екатеринбурге, и ему поставляются заказы, а он мне знаете что говорит? «Можно я прикреплю на веревочке «Сделано в Удмуртии» и вот этот хэштэг-логотип, который мы разработали и еще помогите мне выйти на экспорт». Понимаете? Get out of the box. Это мышление за границей Красногорского района, Удмуртии, России… 200.000 веников!!! Я честно вам скажу, мне стыдно признаться – я не поверил. Причем не в Красногорском, а в деревне, я даже не помню название. Проверили — да, действительно. Поэтому, только через конкуренцию. Я услышал вас. С сетями мы можем поговорить. Попробуем. Знаете, какая самая большая проблема? Для сетей важен минимальный, но постоянный объем. Зачастую малые предприятия не выполняют этих условий. Понимаете, если вы пришли в сетевой магазин за своим любимым йогуртом, он должен быть! А они месяц поставляют, потом сбой, потом месяц не поставляют. Вот это – проблема. Но, хорошо, что вы задаете этот вопрос. Вам спасибо большое. Главе – у нас с вами завтра совещание, в том числе по экономике. Постараемся вам помочь.
avatar
Я попытался найти эту контору в интернете. 200.000 веников – это порядка оборот в 10 миллионов. Но ничего не нашел. Почему-то Удмуртия ими не завалена. Ни сайта, ни объявлений. А вот интересно, налоговая об этих кадрах знает?
avatar
— Здравствуйте, Наталья Квакина. Мне, Александр Владимирович, как многодетной маме интересно было бы узнать. Вы в декабре перед новым годом были на главной ёлке страны и привезли оттуда новогодние желания детей из Удмуртии. Исполнились ли детские желания, детские мечты? Вот хотелось бы узнать…

— Да, это было неожиданно, мы не знали об этом. Все главы регионов подходили к ёлке и я собрал все игрушки, ну их там было, не помню, 4 или 5. с желаниями детей. Детки особенные, в основном с ограниченными возможностями… Да, мы все их желания исполнили. Но, поверьте, мы исполняем желания не только этих детей. Им повезло – они попали на ёлку. Мы работаем, но некоторые вещи любят тишины. На этом мне не хочется пиариться, но я поддерживаю уже много-много лет 28 семей, где погибли при исполнении служебных обязанностей. Уже некоторые выросли, закончили военные училища, и т.д… И все мое окружение, вся моя команда этим занимаются. Поэтому, поверьте, это не только пять детей с кремлевской ёлки. Мы постоянно над этим работаем, просто не афишируем. Эту ситуацию мы подчеркнули, потому что это большая акция, заканчивался год волонтера. Да – все желания мы исполнили…

Под одобрительные аплодисменты:

— Друзья, у меня совещание в Ижевске, пять минут и к самому главному… да-да-да-да-да… я не уйду, счас-счас-счас… пять минут и надо наградить очень важных людей…

До конца бенефиса Бречалова оставалось 19 минут…
avatar
С первого ряда со стороны спортсменов прозвучал следующий вопрос:

— Салахова Екатерина, спортивная школа Знамя. Александр Владимирович, вы многие годы одаренным детям, которые обучаются в школе искусств, вручаете премию Наследники…
— Я «не многие годы», я тут недавно.
— Ну все равно – многие годы в Республике… Возможна ли такая премия для одаренных спортсменов.
— Ну… Конечно, возможна. Я вас понял. Наверно это упущение. Сам спортсмен, а одаренных спортсменов не поддерживаю. Я вас услышал…

Кто-то без микрофона начал жаловаться в поддержку, возможно Ряднов. Бречалов продолжил:

— Вы знаете, вы правы – мы подводим итоги по учителям, по театрам, а по спортсменам – упущение моё. Исправимся, обещаю вам. Спасибо… Тааак, счас женщина, а потом от предпринимателей города Воткинска.

Бречалов в очередной раз дал задать вопрос «тёте Новодворской» из Особого детства. Вообще, Особое детство у меня лично вызывает массу вопросов и недоверия. Это организация, прикрывающаяся детьми-инвалидами, но ничего для них не делающая. Почти пустая страничка благотворительной организации, сайта нет!!! Ни каких-то реабилитаций, ни каких-то сборов… Довольно известная история в городе — эта мадам пыталась стрясти в Администрации крупную сумму денег из городского бюджета, чтобы судиться! с Администрацией. Большая часть требуемых деньги должна была пойти не на реабилитации детей, а на зарплаты юристов и административные издержки (зарплаты). Это просто нонсенс! Вобщем, тетя ходит по кабинетам, машет кулаками и ничего конкретного не делает. И еще, это не единственная благотворительная организация в городе, просто её вектор активности, в отличие от других, имеет специфическое направление. Но, я отвлекся:

— Татьяна Хохрякова, городская общественная организация «Особое детство», представляю интересы особых детей-инвалидов. Наша организация сплотила родителей детей со сложной патологией, задержкой психического развития, умственной отсталостью, аутизмом и синдромом дауна. Вся ситуация заключается в том, что эти дети лишены возможности получать дошкольное образование и комплексную коррекционную помощь. И ситуация складывается таким образом, что все пространство, ясли, сады здоровым детям. Вот послушайте, мы вам столько писали, а я вижу по лицу, будто вы впервые об этом слышите. Но Светлана Михайловна (Болотникова – министр образования УР) об этом знает. Мы лично были у неё, я лично приезжала к ней. Я хочу сказать о том, что даже не имея начального дошкольного образования и ранней коррекционной помощи эти дети не имеют возможности обучаться в общеобразовательных школах со своими сверстниками. И они остаются в изоляции от общества. Ситуация по дому ребенка – мы обращались к главе города о том, что нашим детям необходим специализированный детский сад. Об этом знает и Татьяна Юрьевна Чуракова, министр, который нам помогает в этом вопросе. Вот об чем вопрос – мы, наша организация, на протяжении двух лет пыталась создать группы. И только в 2017 году, хотя госпрограмма Доступная среда идет с 2011 года, а сегодня уже 2019 год! Она уже заканчивается. И в 2017 году только 20 детей имели возможность поступить в детские сады. И это было сделано молниеносно, поскольку мы писали по всей вертикали власти вплоть до Владимира Владимировича. Эту ситуацию мы говорили. Что вообще говорили – что дети-инвалиды в городе Воткинске – это инкубатор для детей-инвалидов, как это не странно и как это не стыдно. И ситуация в том, что эти группы не повлияли на ситуацию в целом для остальных детей, потому что у нас не 20 детей с такой патологией. И самое ужасное, что эти дети приходят в детский сад и остаются с другими детьми в возрасте от 4 и до 8-9 лет, оставляя за бортом таких же детей, с такой же патологией своих сверстников. И мы говорили, чтоб нам отдали дом ребенка под специализированный детский сад, поскольку в 35 детских садах в 7 микрорайонах нашего города, чтобы всех специалистов там найти – нереально и нецелесообразно. Но проще один детский сад укомплектовать этими специалистами необходимыми для коррекционной помощи и тогда бы проблема хотя бы с места сдвинулась, понимаете? Вот нынче меня, нашу организацию фонд президентских грантов приглашали на Содружество.
— Сообщество… — устало поправил Бречалов
— Да, Сообщество, Содружество… И я ездила в Москву, 4 дня в ноябре месяце, я была и я встречалась там, и разговаривала с председателем общественного …
— Я вас прошу…
— Я счас быстро скажу!
— Вопрос!
— Нам сказали, что инклюзия, Лекарев Григорий Григорьевич, зам министра, мы с ним общались, зам министра соц труда и политики, он говорил, что с учетом того, что в регионах инклюзии как таковой нет, только формально, необходимо, чтобы были детские сады, школы, о чем и говорила Татьяна Юрьевна Чура… Правильно я, Татьяна Юрьевна, говорю? Правильно я говорю! Поэтому, смотрите, вы сейчас говорили обо всем, вы будете строить двои ясель, хотя у нас в городе во всех 35 детских садах по 2-3 ясельные группы. Для чего сейчас эти два здания? Почему не отдать нам? Мы хотели обратиться к Алексею Владимировичу. Но мы не попали к нему с этим вопросом, думаю, что он нас примет в ближайшее время. Чтобы нам отдали, детям инвалидам, понимаете? Они выброшены за пределы общества. Так нельзя! Это – дискриминация получается! И администрация города вообще нас не слышит! Понимаете? Не слышит! Нет детей – нет проблем! Татьяна Юрьевна приезжала в управление образования, но ей сказали, что родители детей-инвалидов не обращаются. Это не так! У нас очень серьезно и остро стоит решение вопроса по строительству…

— Давайте я сформулирую ваш вопрос! – Бречалов уяснил, что ему нужно срочно записываться к Хохряковой на курсы болтоведения, ибо столько болтать без удержу, по кругу и ни о чем могут только избранные гуру, к которым он себя до этого момента причислял, но как, оказалось, он был только школяром. И, слава богу, что его микрофон вдвое сильнее усиливался, иначе, при равных усилениях, он бы погиб… – Я правильно понял, что нужны отдельные ясли-сад? Правильно?

А Хохрякова что то несла и несла, как назойливая муха, ни на мгновение не ставя паузы.

— Просто чем больше вы будете говорить, тем меньше времени, чтобы решить вопрос.

— Ну чем дольше, тем больше услышите, — парировала она.

— Да я уже понял!

— Ну, Александр Владимирович, это все смешно, но не шутки. Вы поймите, что у нас ситуация аховая в этом вопросе, и главное, что неизвестно – решится она когда-то или нет. Надо этот вопрос решать. Дети-инвалиды не должны терпеть такое отношение, такую дискриминацию. Они тоже хотят жить, тоже хотят радоваться жизни, лечиться, обучаться, и получать раннюю коррекционную помощь. Спасибо.

Она с трудом остановилась, и зал перевел дух.

— Еще вопросы.
avatar
— Добрый вечер. Давыдов Иван, директор ВФИжГТУ им Калашникова. Постараюсь очень кратко. Воткинский филиал в том году отметил свой 60летний юбилей. Мы очень плотно сотрудничаем с предприятиями, с такими крупными как Воткинский завод, завод Техновек. Открыли уже три именные лаборатории. Буквально перед новым годом состоялось торжественное открытие новой именной лаборатории Воткинского завода, в которой специалисты и студенты могут изучать системы работы с ЧПУ. Вопрос в следующем. Начиная с 2012 года по 2018 год количество бюджетных мест снизилось в три раза – со 103 до 29 мест. Это не только проблема нашего филиала, но и УдГУ в городе Воткинске и проблема всех предприятий. Почему? Потому что опыт показывает, что выпускники столичных ВУЗов крайне редко возвращаются в свой родной город. И в ближайшей перспективе предприятия и организации города будут испытывать кадровый голод в специалистах. Недавно, в декабре месяце мы с предприятиями, с администрацией, провели анализ и …

— Надо вернуть квоту? – стал торопить Бречалов.

— Да! Именно на бюджетные места. Из федерального и регионального бюджетов.

— Да! Классный вопрос! Спасибо! Я разберусь и вам доложу. Спасибо вам! Отлично! Группа предпринимателей?! – дело пошло быстрее. – Ну, у вас, наверно, хуже всего, да?

— Добрый день, Кузьмин Игорь. Выступаю от лица предпринимателей города Воткинска. Не так давно был принят региональный закон, о размещении нестационарных торговых объектов, и, в связи с принятием этого закона, часть предпринимателей в городе Воткинске попали в определенную, так скажем, ловушку. В связи с тем, все кто приобрел нестационарные объекты с 2015 года по сегодняшний день, Администрацией города Воткинска все земельные участки под ними выставляются на торги. Предприниматели, не которые из них вложили абсолютно все в свое дело и торговые объекты были построены. Кто-то построил кафе, кто-то построил парикмахерскую. Взяли кредиты, заложили полностью свое жилье. На сегодняшний день, если их выставят на торги, они потеряют абсолютно все. Это их единственный предполагаемый доход. И вот просьба, чтобы вы посодействовали в решении этого вопроса.

— Давайте сделаем так: у вас есть исчерпывающий перечень этих предпринимателей.

— Да, 54 человека.

— Давайте я вам сразу скажу. Есть понятие закона. По поводу нестационарной торговли у нас есть очень много нюансов. Когда был самозахват, когда брали за копейки и ничего не платили… Ситуации абсолютно разные. Соберите эти сюжеты и через Главу Александру Свинину передайте и он мне доложит. Надо разораться по каждой ситуации отдельно. И, как резюме, он приедет сюда к вам. И вы с ним это все обсудите. Хорошо?

— Хорошо.

— Спасибо. Давайте, к вам и надо заканчивать…

— Городской совет ветеранов, Вахрушев??? Федор Иванович. Это фамилия коренная в Удмуртии. Вопрос такой: обещали в прошлом году принять закон о патриотическом воспитании в Республике. Когда он будет принят? И вообще, примут ли?

— Кто обещал?

— В газете было напечатано… В Долге… В Долге так и было написано – будет принят закон о патриотическом воспитании в Республике… Спасибо.

— Очень нужен закон чтобы быть патриотом? Да? Вот, тем более говорят, что он был принят. Да, вы знаете…

— Если приняли, то где он?! – возразил старик без микрофона на весь зал.

— Вам его торжественно вручить? Хорошо. Вы знаете, я вам скажу про патриотизм такую вещь – вот точно, не всё регулируется законом. Я сегодня был в потрясающем детском саду. Когда желанием и усилием конкретных людей, сотрудников детского сада была организована потрясающая группа детей, которые хотят изучать удмуртский язык. То, что я увидел, это просто достойно восхищения. Вот это действительно про патриотизм. Я думаю, что кроме этого у вас должно быть две компоненты – желание и чтобы было чем гордиться. Не только Чайковским, не только Михал Тимофеевичем Калашниковым, но и сегодняшним днем. Поэтому, закон принят, если есть проблемы, давайте его обсуждать, но мне кажется, что история совершенно в другом. – У Бречалова запиликали часы – Друзья, я точно должен ехать… Вот там… очень быстро, и очень прошу не расходитесь, потому что мы будем награждать очень достойных людей.

— Председатель ТСЖ Гастелло,3 Борецкая Татьяна Ивановна. У меня к вам такой вопрос: будет ли в ближайшее время программа по софинансированию по замене лифтов.

— ??? Она есть.

— А почему у нас в Воткинске говорят, что нет?

— Не знаю, почему у вас в Воткинске говорят, что нет. Дмитрий Николаевич, разберитесь, пожалуйста.

— И, это самое, у нас такой вопрос, по тарифу по вывозу мусора, – наконец-то Бречалов его дождался. – Вот очень интересный вопрос, у нас Гастелло, 3, мы вывозим мусор, у нас всего 36 кубов. И вот мы, согласно новых тарифов, сделали расчеты. Вы представляете, двухкомнатная квартира, если будет 4 человека прописано, то они будут платить в 3,5 раза дороже! А 4х комнатная квартира, тоже 4 человека, в 2,5 раза… Вы понимаете, что я вообще не понимаю! Если вывозить мусор по факту, это намного дешевле, чем мы вот так будем.

— Во-первых, такого быть не-мо-жет! Потому что тариф на человека, а не на метры!

— Я знаю.

— Так как же?

— Так вот! Вот смотрите, 2хкомнатная квартира, если мы платили с площади, то только 116 рублей. А по новым тарифам мы будем платить 392 рубля. Понимаете? И при этом, мы ТСЖ, и три дома ТСН – Гастелло 3,5 и 9. У нас у всех и мульды и все прочее есть. И региональный оператор не будет тратиться на все это. У нас все это есть.

— Будет тратиться. Потому что вы, конкретно, проживаете только в этой квартире! – Бречалов опять включил язву и начал задирать. – И только там мусорите! А есть очень много людей, которые проживают летом на даче, выезжают на природу. Друзья, давайте будем честными сами с собой – ГОДАМИ ЗАГАЖИВАЛИ РЕСПУБЛИКУ!!! Как ни странно, ГОДАМИ!!! Больше тысячи несанкционированных свалок! КТО?!!! ОТКУДА ВЗЯЛСЯ МУСОР?!!! Я вам расскажу сюжеты! Когда мы обсуждали тариф, по квадратам, по человеку, и, бог его знает, еще как. Разные были аргументы. Мы вот там были в одном… Они мне «мы серьезно не мусорим!». Нет, что вы смеетесь? «Мы в печке сжигаем, тут закапываем, тут у нас съедают» и так далее. Мы за ситуацией наблюдаем: по темноте выезжает машина, багажник открывается и в лесополосу – фьють… И «не мусорим»… Поэтому, пункт первый – мы с регоператором работаем, чтобы тариф снижать. Снизится он за счет дополнительных трех полигонов. Мы работаем над этим. Это – раз. Второе – регоператор, вместе с правительством Республики будет заниматься как раз ликвидацией этих свалок, которых, еще раз говорю, больше тысячи. И это про экологию, и про здоровье и безопасность. Третье – мы обсуждали на всех сходах по квадратам или по людям. И пришли к мнению, что по человеку. Потому что у нас будут целые поселки, дачи, где мусор не будет вывозиться вообще, раз. А второе, вот то о чем вы говорите, у меня целое письмо есть – мне женщина говорит, я живу одна в 65 кв. метрах, я пенсионер. Вы подсчитате квадраты и понимаете, что сейчас будет. Поэтому…

— Я вас прекрасно понимаю, но… — попыталась остановить говоруна старшая по дому.

— …золотую середину найти очень сложно, сделать, чтобы и тем, и другим, и пятым, и двадцать пятым, было очень выгодно и комфортно, поймите.

— Извините, я вас перебью. У нас другой интерес…

Старшая по дому неожиданно произнесла то, что является итогом всей встречи – «У НАС ДРУГОЙ ИНТЕРЕС!» Интересы Бречалова и интересы Воткинска не совпадают!

— Вот у нас, например, 98,48 рублей тариф. В Москве – 90

— В Татарстане 66!

— Да, а там 66, они что? меньше мусорят?

Разговор пошел на повышенных тонах.

— А знаете почему? Вы меня послушайте! Сколько там полигонов, знаете?! 55!!! А у нас 5!!! И когда мы хотим в Глазове цивилизованный полигон, все выходят на защиту – не дадим! Он в 10 км находится от населенного пункта, соответствует всем требованиям – не дадим! Правильно, Денис? В Воткинске тоже самое!

Бречалов почему-то думает, что если у Глазова есть проблема с мусором, то её должны решать воткинцы, у которых полигон под боком. И так по всем остальным проблемам.

— 55 полигонов и 5! Там плечо меньше, поймите! Вот, ну это правда! – взывал демагог в очках. – Мы сейчас понимаем это! В Чувашии 78 рублей или 77 – 11 полигонов! Это вещи взаимосвязанные, поймите. И у нас первоначально регоператор заявил 166 рублей. Потом 135 снизили, потом я собрал всю команду и сказал – больше 100 рублей не будет. Как хотите, либо мы откажемся и будем все решать по-другому! 5 и 55!!! Посмотрите на эти цифры!!! Я вас понимаю – вас ответ не удовлетворил…

Молодец, старшая по дому. Такие ответы не принимаются!

— Да, друзья, я даю обещание, что не в последний раз – точно. Можно к самому главному перейти?..

Но, я думаю, дальше уже мало кому интересно… Спасибо, что дочитали до конца…
avatar
И мы говорили, чтоб нам отдали дом ребенка под специализированный детский сад,
Я очень хорошо понимаю проблему особенных детей и их родителей. Я разделяю негодование, по поводу отсутствия в Воткинске возможности для их нормального развития и учёбы. Я понимаю, что нужно что-то с этим делать…

Но, я не понимаю кому это «Нам», госпожа Хохрякова просит передать дом ребёнка? Общественной организации «Особое детство»? Ну допустим передали, а дальше что? Проблема сама-собой решится? У деток, наконец-то появится возможность развиваться?

Может быть у этой организации есть деньги на ремонт дома-ребенка? На приведение его в соответствие к требованиям, предъявляемым к заведениям работающими с особенными детьми? Будь то специальные пандусы, системы доступной среды, специальную мебель, медицинские кабинеты, да даже лекарства некоторым детям необходимо принимать постоянно?

У организации есть средства на содержание этого объекта, отопление, свет, воду и т.п, на оплату труда персонала (включая медицинских и технических работников )?

Уверена — что нет у них таких средств. Тогда зачем им это здание? Большой пребольшой вопрос…

Может стоит на базе «Родничка» что-то подобное создать? Естественно, речь идёт не о полной переквалификации заведения, а о том, чтобы пару специальных групп там разместить. Было бы дешевле и логичней. Опять же в бассейне время для реабилитации особенных деток выделить. Это же всё можно сделать, это всё реально.
avatar
Хохрякова же не говорит, какова потребность в местах для особых детей. Она сама подтверждает, что 20 таких детей посещает специализированные группы. То есть все-таки что-то имеется. Столько времени она говорила, а по существу не сказала ничего.
avatar
Basiley 20 таких детей посещает специализированные группы.
Нууу, тут от «особенности» ребёнка зависит. Для разных типов заболеваний требуются разные специализации. Универсальные группы далеко не всем подходят, поэтому конечно что-то есть, но подозреваю, что для многих особенных детей этого недостаточно.
avatar
Мне интересно, как будут развиваться дела в строительстве в связи с уходом Ястреба? Ни для кого не секрет, что многие проекты зиждились на личных договоренностях и гарантиях, теперь уже экс, министра строительства и инвесторов, в лице местных бизнесменов… Кто будет продолжать? Сурнин?

Так этого товарища не только в Воткинске (в котором он порядком «наследил» в сфере ЖКХ), но и в Ижевске не особо-то уважали. Не побоятся ли иметь с ним дело, поверят ли в его увещевания? Большой вопрос.

Вообще, наметилась какая-то странная тенденция, особенно это заметно в Воткинске — выкидывают народу какие-то картинки/проекты, дескать оцените — народ радуется, хлопает в ладоши, ставит плюсик в карму местной администрации, но дальше-то этих картинок дело не движется.

Вот и вся суть обещанных проектов — картинки показали, народ поаплодировал, и все забыли. Хотяяя, сейчас можно списать нереализованные проекты на бывшего министра, думаю так и будет.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.